Этонитазен (CS 4640)

Сенатор Barry Goldwater рассматривает электропистолет M-1 для стрельбы усыпляющими или смертельными игольчатыми пулями (слушания в Сенате США, 1975 год)

Этонитазен (Etonitazene) — опиоидный анальгетик из группы производных 5-нитробензимидазола, селективный агонист μ1-рецепторов[9]. Этонитазен был синтезирован в 1957 году прошлого века химиками из швейцарской фирмы CIBA[7]. Первые опыты на животных показали, что новый препарат превосходит морфин по меньшей мере в 1000 раз.

Этонитазен
EA 4941, CS 4640, Ba-20684, Ciba 20-684BA, NIH-7607, ARC I-G-2.

ЦРУ и Министерство обороны США, внимательно следившие за появлением новых химических препаратов с высокой биологической активностью, смогли в кратчайшие сроки получили в свое распоряжение образцы этонитазена. В ЦРУ его изучением занимался Харис Исбелл (Harris Isbell) из Национального института психического здоровья. В 1954–1964 годах Х. Исбелл был привлечен Центральным разведывательным управлением США к работе над проектом MKPILOT, являющейся частью более обширной программы MK-Ultra, занимавшейся, в том числе и поиском веществ вызывающих быстрое привыкание, нокаутирующих, повышающих внушаемость и им подобных. Эксперименты проводились на наркоманах в реабилитационном центре в Лексингтоне (штат Кентукки) под прикрытием национальной программы поиска новых обезболивающих лекарственных препаратов. Все данные об испытаниях на людях 800 препаратов, в числе которых оказался и недавно открытый этонитазен, оперативно передавались в ЦРУ[15].

Эксперименты на людях, немного разочаровали исследователей — этонитазен оказался не таким мощным, как ожидалось, анальгезия и эйфория, сходная с морфиновой возникали при приеме внутрь или подкожном введении 0,25 мг препарата. На самом деле этонитазен оказался не в 1000 раз сильнее морфина, а «всего» в 60–100 раз[8].

Капсулы с этонитазеном для нейтрализации
собак и шприц-тюбик с антидотом

Быстродействие и высокая активность этонитазена, так необходимые оперативникам ЦРУ для иммобилизации противника, не заинтересовали фармацевтов, для них главным фактором была безопасность препарата для больного. А как раз с этим у этонитазена было все не так гладко, даже небольшая передозировка вызывала угнетение дыхания, а длительный прием приводил к наркотической зависимости.

В конце концов, и в ЦРУ посчитали этонитазен слишком опасным для использования против людей, хотя продолжали его применять для нейтрализации сторожевых собак в ходе спецопераций. Вначале для этого использовали обычные капсулы с этонитазеном, которые подмешивали в корм. Чтобы вид спящей собаки не вызывал подозрений, в комплекте с капсулами шел антидот, позволявший после окончания операции быстро привести животное в чувство.

Позже для этих целей в 60-е годы в ЦРУ совместно с армейскими специалистами разработали специальный картридж под стандартный 7,62 мм патрон предназначенный для стрельбы игольчатыми пулями, или как их еще называли «микроракетами». Микроракеты М-1 были одним из пяти видов биологического диверсионного оружия, также известных как «Большая пятерка», разработанного Отделом Специальных Операций (SOD). Изготовленная из стали и платины, такая «микроракета» имела диаметр 0,25 мм и длину 25 мм, а ее наконечник был покрыт желатином содержащим 3 мг этонитазена[18]. Этого количества было достаточно чтобы усыпить собаку на 4–6 часов, но для человека такая доза могла оказаться смертельной. Для армии США выпускались по крайней мере четыре модификации таких «микроракет», в том числе и для винтовки М-1 и пистолета М209, в которых этонитазен заменили смертельными ядами, такими как, например, ботулинический токсин (XR), сакситоксин или их комбинацией[6,11].

Сенаторы Френк Черч и Джон Тауэр демонстрируют пистолет для стрельбы ядовитыми дротикам

Игольчатый подкалиберный боерипас под стандартный патрон .30-06 Springfield

Позже была разработана более совершенная модель такого оружия — электрический пистолет E-1/M-1, он был практически бесшумным, а выпущенные из него игольчатые пули Javettes быстро и безболезненно растворялись в теле человека, не оставляя никаких следов. Даже если бы человек заметил попадание такой пули, у него все равно не было бы шансов от нее избавиться[17].

В Эджвудском центре химических исследований, разработок и технологии (ERDEC) вначале с энтузиазмом приняли новый инкапаситант. Были проведены многочисленные эксперименты на мышах, крысах, морских свинках, кроликах, кошках, собаках, козах и обезьянах.

В 1959 году для членов комитета Конгресса США, контролирующего разработку химического и биологического оружия, была проведена демонстрация воздействия аэрозоля 0,1% раствора этонитазена на двух собаках. Через полминуты у животных наступила релаксация и через одну минуту они были полностью обездвижены. Через 10 минут одной из собак ввели антидот, после которого животное в течение нескольких минут полностью пришло в норму. Вторая собака, не получившая антидот, после часового сна также полностью восстановилась.

Однако после короткого всплеска надежд на быстрое получение эффективного и безопасного инкапаситанта последовало разочарование. Дальнейшие эксперименты показали, что безопасный для грызунов, этонитазен оказался слишком токсичным для приматов. Тем не менее его токсикологические испытания в Эджвудском арсенале были настолько масштабными, что даже вызвали протесты со стороны Международной лиги защиты приматов (IPPL) — при проведении экспериментов по определению летальной дозы этонитазена погибло очень большое количество обезьян.

В итоге все известные попытки создать на основе его молекулы более безопасный инкапаситант потерпели неудачу — малейшее изменение в структуре приводило к падению активности. Препарат под шифром EA 2664, как и этонитазен, был впервые синтезирован в швейцарской компании CIBA в 1958 году[13] и был единственным из известных препаратов этой группы имеющий сравнимую с этонитазеном активность, но оказался более токсичным[3]. Не подтвердились и полученные раннее данные, что прекурсор EA 4232 якобы такой же мощный анальгетик как и этонитазен.

Только несколько производных бензимидазола вселяли некоторую надежду. Как оказалось, введение гидроксильной группы в метиленовый мостик, не только не снижало активность, но и уменьшало токсичность. Синтезированный в 1960 году р-метокси-гомолог этонитазена с гидроксильной группой в –CH– мостике, как анальгетик немного уступал этонитазену, но оказался в 20 раз менее токсичным[4]. На его основе, в начале 60-х годов в ERDEC был синтезирован ряд производных, из которых наибольший интерес представляет вещество под шифром ЕA 5270. Предполагалось, что один из его изомеров мог бы превзойти по активности и безопасности этонитазен[3].

EA 2664 EA 4232 EA 5270 Бензимидазол из советского учебного пособия

Формула еще одного инкапаситанта из группы бензимдазолов приводится в советском учебном пособии по военной токсикологии (В.Н. Александров, В.И. Емельянов, 1990), без ссылки на источник. Авторы руководства утверждают, что указанный препарат оказывает обездвиживающее действие в дозе 0,001 мг/кг и что его «токсодоза на три порядка выше выводящей из строя»[6]. Однако, согласно данных швейцарских фармакологов, вещество имеющее такое строение всего в 10 раз превосходит по активности морфин. А вот его 5-нитропроизводное, действительно, в 200 раз активнее морфина, но только у мышей[6]

Еще много в истории опиоидных инкапастантов остается тайной и, вероятно, этонитазен не был самым мощным из известных в те годы анальгетиков. Кроме упоминавшейся выше подпрограммы MKPILOT, которая занималсь сбором информации о потенциальных кандидатах в отравляющие вещества на территории США, в ЦРУ существовала другая, не менее секретная программа MKCHICKWIT, целью которой был мониторинг веществ с высокой или необычной биологической активностью синтезированных фармкомпаниями в Европе и Азии, а также получение опытных образцов таких препаратов[15]. В 1958 году произошла интересная встреча Х. Исбелла (H. Isbell) и известного бельгийского фармаколога П. Янсена (P. Janssen). В беседе шла речь о новых производных бензимидазола и П. Янссен сообщил коллеге, что ему удалось синтезировать новые препараты с потрясающей анальгетической активностью. Одно из них в опытах на обезьянах превосходило морфин в 3 000 раз, а другое, «довольно нестабильное фторированное производное, было в 300 000 раз(!) более мощным чем морфин». В военно-химическом центре США уже было известно о новых анальгетиках и Х. Исбелл ожидал получить в ближайшее время образцы для испытаний на добровольцах[14].

В 1997 году нелегальные продажи этонитазена были зарегистрированы в Германии, а в 1998 году — в России. В Москве в 1998 году была ликвидирована первая подпольная лаборатория по производству этонитазена. Наркотик, получивший прозвище «белый карлик», всего за несколько месяцев стал причиной гибели 18 человек. Сила этого наркотика была настолько велика, что для получения «дозы» достаточно было выкурить сигарету, внутри которой находилась тонкая хлопковая нить пропитанная этонитазеном. И даже пепел такой сигареты, все еще оставался активным — даже выкуренный повторно, он облегчал ломку у наркоманов[1].

Этонитазен Томаса Хайсмита
Фото: Microgram Bulletin, №12, 2003

В 2003 году Томас Хайсмит (Thomas Highsmith), химик работавший в лаборатории Солт-Лейк-Сити, синтезировал этонитазен и начал принимать употреблять его в форме назального спрея. Через несколько месяцев постоянного приема ему требовалась ежедневная доза в 300 раз превышающая начальную. Странное поведение сотрудника, не расстававшегося ни на минуту с флакончиком спрея от насморка, заставило коллег обратиться в полицию. Так как задержанный не занимался продажей наркотика, полиция не стала арестовывать его до решения суда. Однако, не в силах противостоять наркотической зависимости Томас Хайсмит покончил с собой не дождавшись приговора[10].

В 2019 году, почти одновременно, в США, Канаде, Бельгии и Австралии на рынке дизайнерских наркотиков появился Изотонитазен (Isotonitazene) — о-изопропиловый гомолог этонитазена. Этот анальгетик в опытах на животных всего в 2 раза уступал по активности этонитазену[7].